Полная версия

Зачем Асад стравливает Москву с Анкарой

  20 февраля 2019, 10:39 580

Башар Асад приняв наследство от своего отца еще в 2000 году, остается бессменным президентом Сирии. Подумать только, тогда ему еще не было и 35 лет, а сейчас он уже приближается к середине шестого десятка. Целая эпоха, как и в случае с Владимиром Путиным, который руководит Россией примерно с тех же самых пор.
Что ж, Асад оказался достаточно волевым человеком, раз сумел за все это время пережить невзгоды и удержаться на президентском посту. И это при том, что предыдущий сирийский лидер, родной отец Башара сомневался в возможностях младшего сына быть главой республики. Да, своей заменой он считал Басиля, старшего сына, но тот погиб в автомобильной аварии в 1994 году. Так что Хафезу Асад ничего не оставалось, как назначить преемником Башара. Хотя вся предыдущая биография второго сына тогдашнего президента совершенно к этому не располагала. Башар воспитывался не так, как Басиль. Был довольно мягок, и вряд ли можно было представить, что в будущем он будет способен на чрезвычайно трудные решения. Кроме того, он учился на медика, и, по имеющейся информации, образование получил отменное, к тому же делал успехи в офтальмологии.

Но по воле судьбы на долю этого интеллигента, неожиданно ставшего президентом, выпало самое трудное испытание, которое только может потрясти любую страну — гражданская война. Его собственный народ ополчился против него, он отвечал жестко. В итоге, все это вылилось в ужаснейшее кровопролитие, унесшее на сегодняшний день около полумиллиона жизней, если не больше.
Читайте также
Американцы обошли Кремль в победе над ИГИЛ* Кажется теперь победа над бандформированиями в Сирии может считаться настоящей
За годы войны, что только не происходило с Асадом. На первых порах он терпел одни неудачи. Его армия фактически развалилась — часть военных под видом беженцев покинула страну, другая часть переметнулась к оппозиции или вовсе к террористам. Его государство уничтожалось на глазах, оно сыпалось — чуть ли не в каждом уголке появлялись самопровозглашенные правители, стоило только им захватить пару-тройку малонаселенных деревень. Затем пришло Исламское государство*. Оно изменило все, ибо под его натиском не мог устоять никто — ни другие террористы, ни оппозиция. Асад тоже натерпелся от Абу Бакра Багдади (лидер ИГ — авт.), который назвал себя халифом и объявил миру о создании нового теократического государства на карте Ближнего Востока.
Войска террористов в какой-то момент были близки к полному захвату Сирии. Им оставалось совсем немного, но для полной победы не хватало захвата столицы, захвата древнего и славного Дамаска. Это был бы кошмар, если бы боевикам удалось забрать себе город — мы все знаем, что они сделали с Пальмирой и другими великолепными жемчужинами Ближнего Востока.
Но Асад и не думал сдаваться. Он придумал великолепный план — когда для защиты своей страны и своей власти ему перестало хватать иранцев, он позвал русских. С политической точки зрения, это был великолепный план и, вероятно, единственный шанс спастись. Но определенные риски для его карьеры это приглашение все же несло. Дело в том, что в случае успеха Москва обязательно возьмет свое. Просто так ведь ничего не делается.
Так и вышло. После того, как Россия освободила от террористов большую часть САР, ее влияние на внешнеполитические дела Дамаска стало всеобъемлющим. Все ключевые решения начал принимать Кремль — с кем дружить Асаду, с кем ему быть врагом, а от кого терпеть все обиды.
Но вот по истечению определенного времени сирийскому президенту, похоже, надоело все это, и он все чаще стал проявлять самостоятельность. Это видно по некоторым его действиям и отдельным заявлениям, которые не могут не вызывать удивления.
Например, совсем недавно он, выступая перед мэрами сирийских городов и перед прочими чиновниками, говорил о проблемах Сирии. Он прошелся по курдам, и дал им понять, что никто их не защитит, кроме Сирийской арабской армии, и рано или поздно Вашингтон их предаст. Это, в принципе, вписывается в российскую официальную позицию.
Куда интереснее отношение Асада к одному из наших ключевых товарищей на Ближнем Востоке. Речь о Турции, отношения с которой в последние годы ценится у нас даже выше союза с Ираном, о котором, похоже, наши чиновники думают, что он не особо влиятелен в регионе. Но Асаду явно не нравятся все эти братания Путина с Эрдоганом, ибо он считает последнего «маленькой американской пешкой». Да, именно так он и выразился.
По его мнению, самостоятельность Анкары — фикция, а все ее споры с Вашингтоном — не более, чем постановка. Потому как на самом деле, Эрдоган делает то, что ему говорят Штаты. Он привел пример с вторжением турецкой армии в САР. По словам сирийского президента, когда американцы сказали Эрдогану успокоиться, тот покорно послушался и отказался от агрессии. Действовать он начал только после одобрения Штатов. Просто раньше, считает Асад, для осуществления своих планов у Вашингтона были террористы, теперь же их нет, и оттого потребовались турки. Однако глава САР видит в поведении Эрдогана определенную проблему, ибо у того «кончается терпение».
Имеет ли Башар Асад право говорить подобным образом? Разумеется, ибо для него турецкая армия — это интервент, оккупировавший часть страны, и в этом смысле от американцев она ничем не отличается. Насчет личной неприязни к Эрдогану — турецкий президент не раз называл сирийского коллегу убийцей, ответственным за смерти сотен тысяч сирийцев. Так что взаимные оскорбления в данном случае не выглядят чем-то странным. Вот только странно то, что Асад акцентирует внимание именно на несамостоятельности Эрдогана. Получается, что Кремль ведет переговоры с «маленькой пешкой», следовательно, нам не стоит придавать особой серьезности всем этим многочисленным соглашениям, достигнутым Путиным и Эрдоганом?
Читайте также
Израиль и Иран приготовились к войне, поставив Кремль перед выбором Тегеран и Тель-Авив могут применить ядерное оружие. Что скажет Москва?
Турецкий эксперт Керам Йылдырым полагает, что Башар Асад выбрал неправильный подход. Такими методами ему вряд ли удастся привести свою страну к миру.
— Роль Турции в сирийской войне ограничена. Эрдоган много раз говорил, что он хочет видеть мир на братской земле, но он никогда серьезно не вмешивался во внутрисирийские процессы. Да, он говорил о поддержке оппозиции, и даже оказывал помощь. Но все это было направлено в основном на борьбу с террористическими организациями (речь о Рабочей партии Курдистана и Отрядах народной самообороны, которых Анкара официально считает террористами — авт.). И, несмотря на политическое вмешательство в последние годы, по отношению к Асаду сохраняется нейтралитет.
«СП»: — Но было и военное вмешательство?
— Если говорить о военном вмешательстве, то надо вспомнить, что Турция перед тем, как начать операцию в Африне провела переговоры с российской стороной. Тогда было объявлено, что никто не возражает против того, что бы в этой части Алеппо ситуацию контролировали представители режима. Этой операции не было бы, если бы Асад мог сам разобраться с террористами, но он не смог ни договориться, ни решить эту проблему силой. Это говорит о возможности нормального контакта между Турцией и сирийским режимом при посредничестве России. Поэтому выступая сейчас с критикой Эрдогана, Асад поступает неправильно. Это может навредить ситуации в Идлибе и восстановлению мира во всей Сирии. Также надо понимать, что он является союзником России, и в Турции могут подумать, что такие заявления согласованы с Москвой. Вероятно, это не так, но в политике всегда надо быть очень осторожным с заявлениями.
Новости Сирии: Авиаудар коалиции в Сирии привел к гибели 16 мирных жителей

* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Источник
Похожие новости
16/05/2019, 19:09 557
15/05/2019, 20:24 300
16/05/2019, 19:09 875
Новости партнеров
Загрузка...

Загрузка...