Полная версия

Утекшие капиталы. Они вернутся, когда Россия превратится в офшор

  16 июля 2019, 07:54 333

Вернись, я простил уже три раза


Чёткой и достоверной статистики ещё нет, есть только слухи. А ещё есть сообщения на патриотических ресурсах, больше похожие на беспардонный пиар олигархов из «ближнего круга». Впрочем, есть ещё вполне официальное заявление главы государства, сделанное на встрече с коллегой с Кипра Никосом Анастасиадисом, – заявление о 148 миллиардах долларов, которые пришли с острова в нашу экономику.



Олег Дерипаска


О чём вообще речь? Да о том, что в Россию под страхом грядущего американского дефолта и краха доллара стали возвращаться капиталы. И не только. Возвращаются целые бизнес-структуры, когда-то прочно осевшие, причём, как казалось, осевшие навсегда, в разного рода офшорах.

Первым в Россию что-то действительно существенное вернул, как читатель, надеемся, помнит, Олег Дерипаска, очень приближённый, сами знаете, к кому. Год назад изрядно урезанными, но вроде бы, российскими, стали и его «Русал», и «Базовый элемент». И это в общем, понятно, слишком уж круто на Дерипаску наехали забугорные подельники.


Впрочем, «наехали», это, честно говоря, слишком уж наш, внутрироссийский термин, там просто была масса проколов в юридическом оформлении бизнес-структур олигарха. И как только наступил подходящий момент, конкуренты тут же воспользовались всеми возможными лазейками, чтобы этими проколами адвокатов Дерипаски воспользоваться.

За Дерипаской последовал другой, тоже неплохо приближённый из олигархов — Алишер Усманов. Впрочем, его «Металлоивест» вернулся на родину ещё три года назад, «Мегафон» — чуть позже, а весь процесс возвращения активов Усманов начинал аж в 2014 году. Сейчас же он, похоже, только подбирает хвосты.


Алишер Усманов


Наконец, буквально на днях в России заново перерегистрировались «Силовые машины» Алексея Мордашова – структура однозначно стратегического масштаба. Хотя ведь любому, кто хоть чуточку радеет за державу, было не совсем понятно, как СМ вообще могли оказаться не в российской юрисдикции. Впрочем, это уже дело прошлое – пусть теперь конкурируют с немецким «Сименсом» и поставляют уже свои, российские газовые турбины. Хоть в остающийся под санкциями Крым, хоть на экспорт.


Алексей Мордашов


Что действительно могло стать причиной масштабной репатриации капиталов и бизнес-структур, пока сказать трудно. Как-то не верится, что капитал, который всегда ищет, где больше, сейчас действительно всерьёз рассчитывает на рекордные прибыли в России. Скорее всего, прибыли от офшоров стали слишком маленькими. А в России и на госзаказ можно рассчитывать, и схемы всякие с откатами и боковиками тут давно наработаны. А ещё и амнистию капиталам обещают.

Непосвящённым напомним: на сегодня в России действует уже третья по счёту амнистия беглых капиталов. Её ждали ещё в феврале, но президент дал соответствующую отмашку только 29 мая. Суть этой амнистии мало чем отличается от двух предыдущих, и она, как ни удивительно, вновь не требует обязательного возврата средств в Россию. Оказывается, для того, чтобы капитал амнистировали, достаточно его просто продекларировать. Заплатить после этого 13-процентную мзду. И, наконец, благополучно оставить всё на своих зарубежных счетах. Всего-то.

Но для бизнеса главное даже не это, а то, что «амнистия 3.0» обеспечивает куда более надёжную защиту от разного рода санкций, а также обещает некие преимущества при получении госзаказа и осуществлении госзакупок для таких монополий, как «Газпром», РЖД или Сбербанк. Третья амнистия оказалась возможной явно на волне успеха «амнистии 2.0», в результате которой было подано 11,8 тыс. специальных деклараций против 7,2 тысячи при первой амнистии.


Это твоя родина, сынок


Всё бы хорошо, если бы всё было так просто. Есть очень большие сомнения, что упомянутый бизнес, как и всё то, что попало в те самые 11,8 тыс. деклараций, это действительно всё. Имеются в виду реально получающие прибыль, и соответственно, выплачивающие налоги структуры. Олигархи — народ ушлый, и опыт небезызвестного руководителя «Роснано» они наверняка изучили. И наверняка сохранили в офшорах некие управляющие или какие-то ещё компании, которые продолжат снимать сливки с больших бизнес-структур, вернувшихся на родину.



В том, что такого рода сценарии отнюдь нельзя исключать, убеждает, например, вот такой пассаж, который касается структур того же Алишера Усманова:
Сделка по консолидации 100% ХК (холдинговой компании) «Металлоинвест» на балансе ООО «USM Металлоинвест» носит внутрихолдинговый характер и не повлияет на размер внешнего долга и объём денежных средств компании. Средства, полученные компаниями – продавцами акций ХК «Металлоинвест», будут направлены на погашение внутригрупповой задолженности.


Холдинговая структура тем и хороша, что и сам бизнес находится в перекрёстном владении собственников, что позволяет при необходимости перекидывать долговую или налоговую нагрузку внутри структуры ради оптимизации прибылей. А по сути – перевести какую-то часть бизнеса туда, где он попадёт под амнистию, а налоги продолжать платить там, где они минимальны. Такая вот «репатриация» с полной амнистией.

Пока мало кто обратил внимание, что решение об «амнистии 3.0» практически совпало по времени с предложением резко ослабить с будущего года валютный контроль. Конкретно Минфин наконец-то продавил через правительство давно ожидавшееся бизнес-сообществом решение об отмене требования репатриации валютной выручки для экспортёров сырьевой продукции. Нефтянка и металлурги могут спасть спокойно, всё, что они вернули сейчас в Россию, можно будет практически беспрепятственно снова переводить за рубеж.

Понятно, что в данном случае дело касается не бизнес-структур, а денег, но ведь без них никакая структура сама по себе не представляет ровным счётом ничего. Известный экономист, доктор экономических наук Валентин Катасонов убеждён, что «это антигосударственное, преступное решение, которое окончательно уничтожит нашу экономику, «отожмёт» её, как лимон — деньги в страну возвращаться не будут».

Парадокс, но в принципе для тех же экспортеров сырья на самом деле не нужны какие-то особые условия репатриации валютной выручки. Риск санкций для государства зачастую даже выше, чем для той или иной компании. При этом Минфин, не изменяя многолетней традиции, закупает валюту для исполнения внешних обязательств по большей части именно у "сырьевиков".

Рубли нужны самим же сырьевым компаниям для расчётов внутри страны, и они даже после отмены обязательной репатриации валютной выручки продавать валюту будут. И продавать много, тем более что пока никто не отменил риск того, что США всё-таки наложат санкции на российские государственные ценные бумаги.

Это приведёт к тому, что нашему Минфину придётся покупать валюту на рынке, стимулируя рост её курса. Ну а это уже противоречит всему тому, что делалось до сих пор. И в плане борьбы с инфляцией, и по части дедолларизации экономики.



Однако в Центробанке не теряют уверенности в том, что курс у нас верный.

«Компании-экспортёры даже при отсутствии обязанности по репатриации будут реализовывать значительную часть валютной выручки для совершения необходимых платежей в рублях. Таким образом, смягчение валютного регулирования не несёт дополнительных рисков для российского валютного рынка»,

— говорится в обзоре Банка России.

В завершение нельзя не обратиться к статистике. К той, которая есть у нас в наличии. Банк России уже сообщал о том, что за последние два месяца отток капитала из России вырос до 18,5 млрд. долларов, то есть практически вдвое по сравнению со спокойным началом года. Вернуться ли эти миллиарды?
Алексей Подымов
Источник
Похожие новости
11/12/2019, 14:09 463
12/12/2019, 09:39 321
11/12/2019, 07:39 410
Новости партнеров
Загрузка...

Загрузка...