Полная версия

Нефть за юани? Саудовская Аравия перед выбором

  12 октября 2017, 18:54 432
Когда более сорока лет назад вместо ликвидированного золотодолларового стандарта был установлен бумажно-долларовый стандарт, доллар США на самом деле был не совсем бумажным. Это был нефтедоллар. Американская дипломатия во главе с государственным секретарем Генри Киссинджером сумела убедить страны, добывающие и экспортирующие чёрное золото, перейти в торговле нефтью исключительно на доллары США. Первой в ряду этих стран оказалась Саудовская Аравия. В обмен она получала статус главного союзника Америки на Ближнем Востоке, что обеспечивало Эр-Рияду бесперебойные поставки американского оружия и гарантии безопасности от Израиля. После того, как Киссинджеру удалось «дожать» саудовского короля, процесс признания доллара в качестве единственной валюты расчётов пошёл среди стран ОПЕК веселее.
Монопольное положение доллара как валюты расчётов на рынке нефти было почти незыблемым на протяжении четырёх десятков лет. Случались, конечно, шероховатости. Например, в ноябре 2000 года Саддам Хусейн заявил, что собирается продавать чёрное золото за евро. За эту любовь к евро Ирак был наказан американской военной агрессией в 2003 году, а Саддам убит. Похожая история произошла с Ливией. Каддафи сначала заявил, что отказывается от поставок нефти за доллары США, а потом и за евро. Ливийский лидер планировал ввести в обращение золотой динар, используя его как альтернативу доллару и евро. Кончилась эта история уничтожением Ливии и убийством Каддафи.
Однако нести долларовое бремя многим странам всё тяжелее. Если ты находишься в системе долларовых расчётов, «наказать» тебя Вашингтону не представляет труда: все такие расчёты проходят через банковскую систему США. Кроме того, многим странам всё меньше хочется заниматься беспроцентным и бессрочным кредитованием Америки. Накопление долларовых резервов и является таким кредитованием. Все понимают: США с их суверенным долгом в 20 трлн. долл. становятся безнадёжным должником. И у некоторых стран вновь появляются основания для заявлений и планов по освобождению от долларовой зависимости.
Дальше всех здесь шагнул Иран. Вашингтон держал эту страну под экономическими санкциями с конца 70-х годов ХХ века. В начале текущего десятилетия санкции резко ужесточились. Однако Тегеран сумел в своих международных расчётах полностью эмансипироваться от доллара путём широкого использования бартерных (безвалютных) сделок во внешней торговле, использования риала и национальных валют стран-партнёров, схем встречной торговли, а также золота.
Другой пример. Последние годы Вашингтон последовательно закручивает гайки экономических санкций против Венесуэлы. И вот в сентябре сего года Каракас дал команду своим экспортёрам нефти в кратчайшие сроки прекратить её поставки за доллары США и перейти на расчёты в евро, а имеющиеся у государства в банках долларовые средства конвертировать в европейскую валюту. 8 сентября президент Николас Мадуро объявил о планах создания новой международной платёжной системы, а также валютной корзины для «освобождения от доллара».
Однако главная угроза для доллара сегодня исходит не от Тегерана или Каракаса, а от Пекина, который действует аккуратно, постепенно, без громких заявлений в адрес Вашингтона. В отличие от Венесуэлы, которая ставит задачу замены доллара на евро, Китай добивается замены доллара на юань. Благо, юань уже используется в торговле с рядом партнёров Китая, хотя доля его пока скромная.
Десятки стран стали включать юань в состав своих международных резервов. Банк России сообщил, что он стал это делать с 2015 года. В начале 2016 года доля юаня в золотовалютных резервах Банка России была равна 0,1%. С 1 октября прошлого года юань стал официально резервной валютой, входящей в состав валютной корзины СДР (по удельному весу в этой корзине он сразу оказался на третьем месте после доллара США и евро, опередив британский фунт и японскую иену).
При всех этих достижениях бросается в глаза большое несоответствие между экономическим потенциалом Китая и международными позициями юаня. В 2015 году доля Китая в международной торговле составила 13% (примерно столько же у США), а доля юаня в международных платежах была равна лишь 1,7%. Пекин делает всё возможное, чтобы ликвидировать такие перекосы и укрепить международные позиции юаня.
И главную ставку в этой валютной стратегии китайские власти делают на нефть и золото. В текущем году Пекин заявил о запуске торговли нефтяными фьючерсами. Фьючерсные контракты на нефть будут обращаться на Шанхайской международной энергетической бирже, и торговля будет открыта для иностранных компаний. Летом сего года торговля нефтяными фьючерсами уже успешно прошла в тестовом режиме. Для того, чтобы этот инструмент стал более привлекательным, клиентам будет предоставлена возможность осуществлять расчёты по нему в золоте. На двух китайских биржах (с апреля 2016 года в Шанхае и с июля 2017 года в Гонконге) уже стартовала торговля фьючерсами на золото, номинированными в юанях. Пекин рассчитывает, что комбинация «нефтяного юаня» и «золотого юаня» позволит вывести китайскую валюту на более высокую орбиту в системе международных финансов.
По оценкам экспертов, Китай до конца года может обойти США по объёмам импорта нефти и стать крупнейшим в мире покупателем чёрного золота. С учётом этого планируется сделать юань полностью «нефтяным». Для чего, естественно, надо, чтобы нефть перестала торговаться исключительно за доллары. Китай, реализуя стратегию «нефтяного» юаня, главным направлением определяет торговлю с Саудовской Аравией. В прошлом году в китайском импорте нефти эта страна занимала первое место. Далее следовали: Россия, Ангола, Ирак, Оман, Иран. Примечательно, что все поставщики нефти в Китай уже частично перешли в расчётах на юани (точных сопоставимых данных, к сожалению, нет). По сообщениям СМИ, с июня 2017 года начала принимать китайские юани в качестве платежей за поставки нефти в Китай и Россия.
На этом фоне белой вороной остаётся Саудовская Аравия, которая продолжает упорно требовать от китайских импортёров за нефть только доллары. Пекин такая неуступчивость Эр-Рияда начинает раздражать. У китайцев достаточно богатый выбор поставщиков нефти. Китайские власти дают понять Эр-Рияду, что его долларовый фанатизм может обойтись ему дорого. Поставки арабской нефти могут быть заменены поставками России, Анголы и других лояльных партнёров. Статистика показывает, что Пекин от предупреждений переходит к действиям. Общий объём импорта нефти Китаем за первое полугодие 2017 года составил 212,4 млн. т (прирост на 14% по сравнению с первым полугодием 2016 года). На первое место среди экспортёров нефти в Китай вышла Россия (29,2 млн. т; прирост на 11%). На втором месте оказалась Ангола (27,1 млн. т; прирост на 22%). А Саудовская Аравия отлетела на третье место (26,5 млн. т; прирост был почти нулевым). Среди других крупных экспортёров, сильно продвинувшихся в экспорте нефти на китайский рынок, оказались Бразилия (прирост на 48%) и Венесуэла (прирост на 14%). В 2016 году Ангола нарастила экспорт нефти в Китай на 13%, Россия на 25%, Бразилия на 37%, Иран на 18%, экспорт Саудовской Аравии вырос только на 0,9%. Фактически уже два года наблюдается мягкое вытеснение Саудовской Аравии с китайского рынка при замене саудовской доли Россией, Анголой, Бразилией, Венесуэлой, Ираном.
У Китая нет наполеоновских планов перевести всю мировую торговлю чёрным золотом на юани. Речь идёт лишь о поставках нефти в Китай и Гонконг. Однако и этого будет достаточно, чтобы нанести серьёзный, а, может быть, смертельный удар по шатающемуся доллару. По мнению главного экономиста компании High Frequency Economics Карла Вайнберга, нефтяной юань может серьёзно подорвать позиции доллара: «Если торговля нефтью перейдет на юани, это будет означать потенциальную потерю транзакций в объеме 800 млрд. долл. в год, а также схожее сокращение на 800 млрд. долл. вложений в долларовые активы. Это не очень красивая картина как для доллара, так и для ценных бумаг США, в долгосрочной перспективе».
Эр-Рияд оказывается между молотом и наковальней. Отказ от расчётов в юанях будет вести к дальнейшему ослаблению позиций саудовских экспортёров нефти на китайском рынке. Согласиться на расчёты в юанях – значит отказаться от тех соглашений с Вашингтоном, которые были достигнуты в 70-е годы прошлого века и отказ от которых чреват для Эр-Рияда серьёзными последствиями. Саудиты ещё не приняли окончательного решения о том, какую валюту они выберут в ближайшее время для расчётов за нефть, но они прекрасно понимают, что эра нефтедоллара близка завершению. Они также понимают, что Вашингтон будет бешено защищать нефтедоллар, не брезгуя ничем.
Не так давно Дональд Трамп совершил турне в Саудовскую Аравию. Думаю, что главной целью того визита было предупредить Эр-Рияд о необходимости выполнять свои обязательства по нефтедоллару. Ради этого Трамп обещал Саудовской Аравии очень щедрые «подарки» в виде поставок оружия (назывались суммы в 100 млрд. долларов). Скорее всего, то, что Трамп обещал саудовскому королю, надо делить как минимум на десять.
А недавно король Сальман бен Абдель Азиз Аль Сауд посетил Москву. Это первый за всю историю отношений двух стран визит короля Саудовской Аравии в Россию. В ходе встреч на высшем уровне обсуждались и вопросы энергетики, особенно те, которые связаны с рынком нефти, в том числе регулирование цен с помощью квотирования мировой добычи. Однако мне кажется, что главный вопрос, который интересовал саудовцев (и ради которого потребовался визит короля), – это покупка российского оружия. На прошедших в Москве переговорах обсуждался пакет оружейных контрактов на сумму свыше 3 млрд долларов. Контракты подразумевают в том числе поставку Эр-Рияду зенитных ракетных систем С-400 "Триумф". Король Саудовской Аравии и его ближайшее окружение хорошо помнят, чем кончились попытки освободиться от нефтедоллара для Саддама Хусейна и Муаммара Каддафи.
Источник
Похожие новости
20/10/2017, 20:54 256
20/10/2017, 03:24 425
21/10/2017, 03:24 139
Новости партнеров