Полная версия

Казаки: защищают государство или нарушают гражданские права и свободы?

  16 мая 2018, 08:09 953

Когда 5 мая 2018 г. в Москве и целом ряде других городов России прошли антиправительственные митинги против президента Владимира Путина, в разгоне митингующих приняли участие люди в казачьей форме. Российские СМИ обошли фотографии и видеокадры, на которых казаки дерутся с участниками митингов. Само участие людей в казачьей форме в разгоне митингов вызвало крайне неоднозначную реакцию в российском обществе.

Негодование представителей либерального политического спектра понятно, но категорически против участия казаков в такой форме в политической жизни страны выступили и многие общественные и политические деятели других взглядов. Например, известный журналист Максим Шевченко в знак протеста демонстративно вышел из Совета по правам человека. Такое решение он принял после того, как СПЧ отказался собраться по его предложению на экстренное совещание, посвященное участию казаков в разгоне митингов. Хотя СПЧ не отказался расследовать данные события, а его руководитель Михаил Федотов заявил, что непременно направит запрос в правоохранительные органы.






Недоумение общественности по поводу участия казаков в разгоне митингов понятно. В правовом государстве, которым Российская Федерация, безусловно, является, монополией на применение насилия должны обладать только соответствующие государственные органы, наделенные для этого необходимыми полномочиями: полиция, национальная гвардия, другие правоохранительные структуры. Если проводить параллель с Российской империей, то там была совершенно другая ситуация. Казачьи войска в дореволюционной России имели официальный статус.

Управление казачеством было окончательно централизовано в XIX веке. Будучи военно-служилым сословием, казачество активно привлекалось к охране порядка в пределах Российской империи, к пограничной и таможенной службе. В 1905-1907 гг. казаки второй очереди были мобилизованы царским правительством для несения службы по охране общественного порядка, которая заключалась в тот период в разгоне политических манифестаций и забастовок, охране государственных учреждений, предприятий, помещичьих усадеб и других объектов. Именно в этот период среди части населения Российской империи стало формироваться негативное отношение к казакам как к «сатрапам» царского режима. Впоследствии это негативное отношение вылилось в трагедию казачества в годы Гражданской войны и первые десятилетия советской власти.



Многовековая казачья служба Российской империи закончилась с Февральской революцией 1917 года и отречением императора Николая II. В истории российского казачества начался новый этап – самый драматический, во время которого казаки – «белые» и «красные» — сражались друг с другом. Несмотря на то, что значительная часть казачества поддержала советскую власть, это не стало аргументом против политики расказачивания, к которой большевики прибегли уже в 1919 году. За семь десятилетий советской власти по организационной структуре, экономике, традициям и образу жизни казачества во всех регионах России был нанесен сокрушительный удар. Оправляться от него казачество стало лишь на рубеже 1980-х – 1990-х гг., однако возрождение казачества приняло совершенно иные формы. Во-первых, далеко не все люди, являющиеся по происхождению казаками, приняли участие в возрождении казачества.

С другой стороны, среди современных казаков далеко не все имеют казачье происхождение, для многих участие в казачестве сродни выражению своих политических и социальных взглядов. Во-вторых, постсоветские казачьи войска, лишенные экономической базы и признанного государством статуса, представляют собой лишь общественные организации со всеми вытекающими последствиями. Деятельность многих казачьих организаций за два с половиной постсоветских десятилетия успела настроить против современных наследников казачества значительную часть российского общества. Какие чувства могут вызывать у адекватных людей «ряженые» генералы и полковники, награжденные мыслимыми и немыслимыми наградами и присваивающие чины и должности сами себе?



Тем не менее, еще в 1995 году был создан Государственный реестр казачьих обществ. Стремясь упорядочить ситуацию, российская власть в 2005 г. обеспечила принятие Федерального закона 154-ФЗ «О государственной службе российского казачества». В законе содержится понятие о государственном реестре казачьих обществ в Российской Федерации как об информационном ресурсе, содержащем сведения о казачьих обществах. Законом предусмотрено, что российское казачество оказывает содействие государству в выполнении целого ряда функций, среди которых перечисляются: содействие в воинском учете и военно-патриотической подготовке призывников, участие в мероприятиях по ликвидации последствий стихийных бедствий и чрезвычайных ситуаций, в охране общественного порядка, охране Государственной границы РФ, обеспечении экологической и пожарной безопасности. Таким образом, законодательство допускает возможность участия казаков в выполнении целого ряда функций органов государственной власти.

Интерес государства к казачеству существенно возрос после 2014 года и был связан с событиями на Украине и с активным участием казачества, в первую очередь донских и кубанских казаков, в воссоединении Крыма с Россией и в боевых действиях на Донбассе. Власть стала рассматривать казачество как надежного и боеспособного союзника, выступающего в защиту национальных интересов российского государства.

Естественно, что власти импонирует и поддержка внутренней политики со стороны реестрового казачества. В настоящее время наиболее серьезным и активным является Кубанское казачье войско, которое действительно вносит очень существенный вклад в охрану общественного порядка на Кубани и Черноморском побережье Кавказа, охрану государственных границ, борьбу с чрезвычайными ситуациями. Именно кубанские реестровые казаки сыграли важную роль в обеспечении воссоединения Крыма с Россией. Донские нереестровые казаки под командованием атамана Николая Козицына, в свою очередь, воевали на Донбассе. Многие казаки героически погибли, сражаясь против украинской армии и «добробатов».



Примерно с этого же времени отдельные казачьи формирования активно участвуют и в подавлении выступлений оппозиции. Естественно, что такая деятельность казаков осуществляется ими исключительно при поддержке государства, но здесь руководство страны допустило определенную ошибку. Само участие казаков, которые, несмотря на наличие соответствующего закона, до сих пор обладают не до конца оформленным и урегулированным правовым статусом, в охране или разгоне политических мероприятий вызывает множество вопросов и дает возможность российской оппозиции атаковать власть за «использование нелегитимных военизированных формирований». Когда несанкционированный митинг разгоняет полиция или части внутренних войск (теперь – Национальной гвардии), то с этим поспорить сложно, поскольку они наделены соответствующими полномочиями в законодательном порядке, но у казаков таких полномочий нет.

Конечно, в участии казачьих формирований в охране порядка, границ, в борьбе с терроризмом, охране государственных объектов нет ничего плохого. Полиции, национальной гвардии и армии помощь казаков никогда не помешает. Но сейчас в России фактически отсутствуют и правовая база, и условия, которые бы позволяли легитимизировать участие казаков в охране общественного порядка в качестве самостоятельной структуры, а не дружинников при полиции.

Вместе с тем ряд экспертов считает, что говорить об однозначной вине казаков в нападении на митингующих 5 мая преждевременно. Так, профессор Олег Матвейчев в интервью «Бизнес Online» подчеркнул, что власть разрешила митинг сторонников политика Алексея Навального в другом месте, но «навальнисты» сами пришли на Пушкинскую площадь, где фактически «нарвались» на присутствовавших там казаков. Зная поведение современных российских либералов, с Матвейчевым сложно не согласиться. Порой они предпринимают целенаправленные провокации для создания ситуаций, в которых могут выставить себя «жертвами» или «полицейского произвола», или нападений казаков (десантников, националистов и т.д.). Например, очевидцы злополучного митинга 5 мая утверждают, что агрессивно настроенные молодые люди из числа митингующих, завидев присутствующих на площади казаков, сами стали задирать их, скандировали «Ряженые! Ряженые!» Среди казаков есть люди с опытом боевых действий, прошедшие через «горячие точки», участники войн в Приднестровье и Чечне, Югославии и на Донбассе. Естественно, что такое оскорбительное поведение митингующих не могло им понравиться. Причем похоже, что митингующие на негативную реакцию казаков и рассчитывали. Один из очевидцев тех событий вообще утверждает, что драка началась после того, как одному из казаков бросили песок в лицо, на что и среагировали его товарищи.

Другое дело, что казакам стоило бы не поддаваться на подобные провокации, поскольку они только создают либеральной оппозиции имидж мучеников. Собственно, именно такие инциденты и выгодны верхушке либералов, поскольку они позволяют и дальше очернять существующую власть, просить финансовую и информационную помощь на Западе.

Действия казаков оппозиционеры уже использовали в своих целях. Так, в «Телеграме» появился специальный канал, на котором выясняют личности людей в казачьей форме, участвовавших в потасовке на митинге. Создатели канала утверждают, что вычислили более десятка казаков, среди которых преподаватели петербургских и московских вузов и участники боевых действий на Донбассе. Активно обсуждают и источники финансирования казачьих формирований, делая акцент на том, что деньги казакам дают Министерство культуры РФ и московская мэрия. В ряде СМИ появилась информация, что только с 2016 года казачьи формирования Москвы получали финансирование от государства на общую сумму 37,6 млн руб., причем эти средства расходовались в том числе и на подготовку казаков к действиям в условиях охраны массовых мероприятий.



Но если обратиться к тексту Федерального закона 154-ФЗ «О государственной службе российского казачества», то мы видим, что в нем предусматривается возможность финансирования казачьих обществ из государственного бюджета. И в этом нет ничего предосудительного. Например, на Кубани казаки действительно охраняют общественный порядок в людных местах, на вокзалах и привокзальных территориях. Если поспрашивать местных жителей, то они легко подтвердят, что с появлением казачьих патрулей на улицах действительно стало спокойнее. В этом плане Краснодарскому краю даже завидуют жители другой соседней казачьей области, Ростовской, где пока не удалось достичь таких масштабов сотрудничества казачества с правоохранительными органами (хотя и на Дону казаков все активнее привлекают к охране общественного порядка, патрулированию территорий и т.д.).

Интересно, что представители реестрового казачества сейчас фактически отмежевываются от участия своих казаков в разгоне митингов. Так, в СМИ прошла информация, что Центральное казачье войско, которое является главным казачьим объединением столицы и столичного региона, не отправляло своих казаков на это массовое мероприятие. В Департаменте региональной безопасности г. Москвы от казаков, участвовавших в драке на митинге, также поспешили отмежеваться. По словам представителей московской мэрии, ни власти столицы, ни столичная полиция никаких казаков для охраны общественного порядка на массовых мероприятиях не привлекали, хотя мэрия активно поддерживает казачьи формирования, в том числе и те, которые занимаются охранной деятельностью.

Однако сами атаманы реестровых казаков не отрицают, что в акции могли принимать участие казаки-«общественники», то есть представители нереестрового и неконтролируемого государством казачества. С другой стороны, если казаки несут службу в качестве помощников полиции и становятся свидетелями массового мероприятия, участники которого требованиям полицейских не подчиняются и расходиться не хотят, то что казакам делать? Если у них не будет полномочий применять силу для разгона несанкционированных митингов, то какова польза государству от таких казачьих формирований и зачем действительно их финансировать? В любом случае, сейчас последнее слово должны сказать именно представители государственной власти. Пора поставить точку в вопросе об урегулировании официального правового статуса казачества, его полномочий в охране порядка и сотрудничестве с полицией.
Автор: Илья Полонский

Источник
Похожие новости
16/12/2018, 13:24 369
12/12/2018, 02:09 482
17/12/2018, 15:24 105
Новости партнеров
 
Загрузка...

Загрузка...