Полная версия

Чем сейчас живет Донецк и Луганск

  12 октября 2017, 23:39 955

В начале октября обстановка на Донбассе обострилась. Украинская армия постоянно стала нарушать договоренности по прекращении огня. Ежедневно десятки боеприпасов прилетают с территории, контролируемой ВСУ. Наш фотокор Владимир Веленгурин побывал на побывал на передовых позиция в ЛНР и ДНР. Новый «Рим» в Луганске - Нам строго-настрого запретили вести ответный огонь. Под расписку! – рассказывает начальник штаба 12-ого батальона «Рим» майор Павел Вольвич. Противник поэтому оборзел совсем. Выходит гранатометчик к реке в полный рост. Стреляет по нам и уходит. Только если ВСУ пойдет в наступление на прорыв, тогда только мы и ответим, - рассказывает Павел. Павел – бывший проходчик, работал на шахте, и за три года дослужился до майора. Несколько дней назад от казармы в поселке Красный Яр, что в нескольких километрах от Луганска, ничего не осталось. Только обугленные и разрушенные стены.

Еще несколько дней назад здесь была казарма.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИНtrue_kpru

Ее обстреляли из 82-мм минометов и гранатометов. С первыми разрывами мин все успели нырнуть в траншеи и блиндажи, которые были врыты в казарму. Чудом обошлось без потерь. С самого начала создания 12 батальона «Рим» потери составили 28 погибших и 20 раненных. Цифра вроде небольшая за три года боев, но в батальоне практически все местные непрофессиональные военные - мирные жители, в основном шахтеры, из города Свердловска Луганской области. Донские казаки, родственники, братья и сестры, соседи и друзья.

Чайку попить да в нарды сыграть удается нечасто.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИНtrue_kpru

Каждая потеря приносит боль всем и каждому. Вот мы у памятника установленного погибшим бойцам батальона. Они сражались в районе Саур-Могилы, Мариуполя, Дебальцевского котла.

У памятника погибшим бойцам батальона.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИНtrue_kpru

Едем о дороге дальше и видим крест на месте гибели журналистов РТР Игоря Корнилюка и Антона Волошина 17 июня 2014 года.

Крест на месте гибели журналистов.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИНtrue_kpru

От дорожных знаков остались только дыры.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИНtrue_kpru

Главная задача батальона – не допустить форсирования противником реки Северский Донец. Пойма реки заросла деревьями и кустарниками. В некоторых местах вообще видимость ограничена так, что и окопа даже в перископ разведчика не разглядеть.

Пойма реки заросла деревьями и кустарниками и перископа для осмотра окрестностей бывает недостаточно.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИНtrue_kpru

А неприятель всего в 400 метрах от передовой. Все это в нескольких километрах от Луганска. Среди бойцов я вижу представительницу слабого пола. Только Лену слабой никак не назвать. Санинструктор, она носит не только сумку с лекарствами, но и автомат с полной разгрузкой.

Санинструктор Лена в районе передовой.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИНtrue_kpru

Передовая проходит через бывшую базу отдыха. Здесь свой Дисней-Лэнд советских времен. Бойцы через заросли кустарника здесь идут с оружием на изготовку, чтобы не нарваться на разведку противника. Идут мимо раскрашенных цементных персонажей сказок «Иван царевич и серый волк», «Буратино», «Три медведя» и прочих сказочных скульптур.

Ополченцы осторожно идут мимо застывших сказочных героев.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИНtrue_kpru

Несчастье в городе Счастье Батальон держит оборону на многие километры вдоль извилистой реки, а за ней город Счастье. И находится там ВСУ. Автомобильный мост через реку взорван. Но здесь есть пеший деревянный дублер, по которому могу передвигаться мирные люди.

За рекой - город Счастье, подконтрольный ВСУ.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИНtrue_kpru

Передовой блок-пост батальона Рим. Трубы - это ТЭС города Счастье.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИНtrue_kpru

Огневые позиции батальона напортив Счастья идут по высоткам, и город как на ладони. Территория вокруг высотки изрыта окопами и ходами сообщений как муравейник. Везде блиндажи и доты. Бетонные колпаки с амбразурами и блок-посты из бетонных плит. А вот и ноу-хау – таких пятизвездочных укрытий я еще не видел. Крыша блиндажа как слоенный пирог толщиной в несколько автомобильных покрышек и бревен, пересыпанных землей.

Огневые позиции батальона надёжно укреплены.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИНtrue_kpru

А в бойницах - стеклянные окна, которые открываются во время стрельбы. Окна для тепла.

Ополченец у бойницы во время затишья.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИНtrue_kpru

Многие траншеи имеют пол из деревянных поддонов, чтобы не месить грязь в распутицу.

Деревянные поддоны как средство борьбы с грязью.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИНtrue_kpru

- Вот и наша зенитная установка, - показывает командир на самодельно приспособление, сваренное из швеллера и трубы для стрельбы. На ней прикреплен пулемет ПК так, что свободно вращается вертикально и горизонтально.

Местная "зенитная установка".Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИНtrue_kpru

В бойницах стволы «утесов» - крупнокалиберных пулеметов 12,7 мм. Они способны на пару километров поражать противника и его технику.

Крупнокалиберные пулеметы ополченцев.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИНtrue_kpru

Молодой паренек набивал ленту патронами. Знакомимся с Евгением. Ему всего 18 лет. - Я как стал совершеннолетним, так сразу записался в батальон. У меня отец тоже воюет, офицер. Но он в другой части. Я к нему не пошел, потому что здесь, в батальоне, служат все мои друзья, признается парнишка.

Отец Евгения воюет в другой части.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИНtrue_kpru

Оружия и боеприпасов хватает. АГС-17 - автоматический гранатомет стреляет очередями.

Автоматический гранатомет АГС-17.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИНtrue_kpru

Бойцы и собаки передовой.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИНtrue_kpru

Курить страшно хочется, но не всегда это возможно.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИНtrue_kpru

Донецк - город роз Мы едим в район Донецкого аэропорта с зампредседателя Совета министров ДНР Дмитрием Трапезниковым

Дмитрий Трапезников: "Сейчас мы отстраиваем дороги заново – сейчас они ровные и безопасные".Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИНtrue_kpru

- Раньше было невозможно ездить. Все дороги были в воронках, а осколков было столько, что люди постоянно пробивали шины. Сейчас мы отстраиваем дороги заново – сейчас они ровные и безопасные. Это все благодаря нашим коммунальщикам. Героические люди! - рассказывает Дмитрий. - В Авдеевке фильтровальную станцию обстреливали более 1000 раз и ни один человек не уволился. Героически продолжают снабжать население водой. До войны в Донецке выращивали один миллион роз. Теперь цветов в городе стало в два раза больше. Действительно, центр уютный и комфортный. - В августе Донецк стал городом героем, - напоминает Трапезников, - Смотрите, вот на стеле на въезде в Донецк со стороны аэропорта появилась надпись – город герой и звезда героя ДНР. Вся стела в множестве пулевых пробоин».

Донецк - город-герой.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИНtrue_kpru

Стреляют по живым и мертвым Приближаемся к району аэропорта. Всю обстановку на улицах Дмитрий знает как свои пять пальцев: - Сейчас на улице Стратонавтов будем проезжать дом без стены. Ее снесло взрывом. Обстановка и мебель остались на своих местах. На этой улице практически никто не живет.

Дом без стены на улице Стратонавтов.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИНtrue_kpru

Дома пустые, здесь постоянно слышна стрельба. Впереди бухнули выстрелы, и мы вместо аэропорта свернули в сторону Иверского кладбища и монастыря. В километре взорвался снаряд. И там за деревьями что-то загорелось. Никто из немногих людей на кладбище даже обратил на это внимание. Они приводили могилы своих близких в порядок. Три года сюда нельзя было попасть. После ожесточенных боев кладбище было напичкано минами и неразорвавшимися боеприпасами. От многих могил ничего не осталось кроме воронок. Нет ни одного захоронения, которое не пострадало. Простреленные кресты могил на фоне скелета аэропорта – ужасающий вид. Полуразрушенный монастырь дополняет эту картину.

Изуродованное войной Иверское кладбище и разрушенный монастырь.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИНtrue_kpru

Вдалеке виднеется здание разрушенного аэропорта.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИНtrue_kpru

Кладбище разминировали, но все равно опасность остается. Кое-где торчат хвосты мин.

Неразорвавшаяся мина в одной из могил.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИНtrue_kpru

Официально кладбище закрыто. Но люди тянутся сюда к своим близким. В родительский день здесь даже выставляли оцепление, но людей было не остановить. Валерий Григорьевич – офицер в отставке, похоронил на кладбище жену и двух сыновей. Мокрой тряпкой он протирает памятники родным. Все они посечены осколками так, что живого места на граните не осталось. Сыновья его воевали. Андрей – в Афганистане и был ранен. Умер 5 лет назад. Младший Максим – был майором и погиб в Иловайске уже в этой войне. А теперь уже и памятник его расстреляли. Лица даже не разглядеть.

Валерий Григорьевич у могилы сына.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИНtrue_kpru

- Я смотрел видео обстрела кладбища в интернете, - рассказывает другой пенсионер Степан Викторович. - В самый разгар войны здесь все полыхало, тысячи взрывов. Как же можно было расстреливать снарядами мертвых! Вот я не выдержал! Хоть мне и страшно, пришел навестить могилку жены. Периодически беспилотник пролетает над кладбищем контролируя обстановку. Где-то недалеко застучал пулемет. Рабочие из «Ритуала» укладывают новую плитку взамен разбитой на могиле, куда упала мина. В нескольких километрах отсюда уже идет своя жизнь. В центре Донецка почти не слышно выстрелов. Цветут розы, люди гуляют в парках, работают, учатся… О сложной обстановке напоминает только комендантский час и отдаленные взрывы.

Жизнь мирного Донецка.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИНtrue_kpru

Источник
Похожие новости
12/12/2017, 20:39 121
12/12/2017, 23:54 145
12/12/2017, 01:09 239
Новости партнеров